Глава Госветфитослужбы Украины рассказал о кардинальном изменении системы контроля за качеством

Фев 12 2012

Глава Госветфитослужбы Украины рассказал информационному агенству ЛИГАБизнесИнформ о кардинальном изменении системы контроля за качеством.

- Госветфитослужба играет ключевую роль в новой системе контроля безопасности продуктов. Почему от ваших российских коллег звучат упреки о том, что ветеринары не должны заниматься «человеческой» едой?

Да, сейчас мы слышим высказывания наподобие «Ветеринарам передают контроль за детским питанием – это катастрофа, все умрут». На самом деле ветеринары занимают чуть более 27% штата службы. С нами рядом работают фитосанитары, которые контролируют содержание в продуктах гербицидов и пестицидов. С ними рядом работают врачи-эпидемиологи. В состав службы также войдут технологи, которые следят за тем, как внедряются и используются технические условия (ТУ).

При этом сами ТУ будут все равно утверждаться Минздравом. То есть новая система будет отвечать только за контроль и надзор, а нормированием будет заниматься Минздрав, как и до реформы. Но если сегодня Министерство создает норму и быстро бежит ее проверять, то в будущем контролировать выполнение будет другой орган, с которым нет конфликта интересов. Поэтому вокруг реформы весь этот сыр-бор.

- Почему Россия так агрессивно критикует передачу в Украине функций контроля ветслужбе?

Из комментариев Геннадия Онищенко (главный санитарный врач России, глава Роспотребнадзора, – ред.), я могу сказать, что он не знаком с нашей реформой.

Если говорить не о Роспотребнадзоре, а о Россельхознадзоре, с которым мы работаем и который знает о нашей реформе, то он поддерживает нас обеими руками. Это написано у них на сайте и было озвучено Министром сельского хозяйства России.

- Когда начнет действовать единая система контроля за качеством продуктов питания?

Новый закон находится в Кабмине и в ближайшее время будет подан в Верховную Раду. Там он будет поставлен в первоочередные – это приоритет администрации президента.

Закон очень сложный. Депутаты на сегодняшний день имеют прямое отношение к бизнесу. Они понимают, что система контроля меняется кардинально. Естественно, будут ставить палки в колеса, и суть документа может измениться.

- Когда он может быть принят?

Есть законы, которые принимаются по два года, и этот закон из их числа. Он очень жесткий, чтобы за него проголосовать, нужно иметь смелость. Если у нас зрелая Верховная Рада, которая понимает реальную суть процессов, то документ будет принят в первой половине марта. Однако закон вступит в силу через год после его официального опубликования. То есть работу системы мы почувствуем в марте 2013 года.

- Сколько сегодня контролеров в пищепроме?

Полноценных – три. Первый – это Государственный комитет ветеринарной медицины. Он контролирует корма, состав животной продукции, заготовку, перевозку, переработку, забой – все, что происходит вплоть до ворот предприятия.

Дальше осуществляет контроль санитарно-эпидемиологическая служба. Она контролирует перерабатывающие предприятия – и здесь уже есть дублирующие полномочия. К парафии СЭС также относятся (уже без дублирования), детские сады, школы, заведения общественного питания (рестораны, кафе).

Третий орган – Госпотребинспекция (заменила Госпотребстандарт в ходе админреформы, – ред.). Он проверяет продукты на соответствие ДСТУ, ТУ, при этом дублируя полномочия первых двух органов.

Еще можно добавить орган со стороны Министерства экологии. Он занимается утилизацией и конфискатом просроченной продукции, а также оценкой влияния на окружающую среду. И здесь присутствует полное дублирование полномочий ветинспекции.

При этом один орган, заходя на предприятие, говорит: это – плохо, второй – это хорошо, а третий – нас это не интересует. И получается, что контролирующие органы не имеют общей позиции – мы просто терроризируем производителей.

То, что они до сегодняшнего дня работают, произошло не благодаря, а вопреки. Плюс мы создали такое законодательное поле, что, не нарушая закон, работать было невозможно.

- И как реформа это изменит?

Реформа призвана сделать прозрачной систему контроля, чтобы нарушать закон было неприемлемо. Но это – процесс не одного года. И самый большой риск – это то, что у кого-то дрогнет рука, и он скажет: «О боже, вы посмотрите, этот одно говорит, а этот – другое, давайте-ка откатим все назад».

- В чем суть изменений?

Закон несет в себе три ключевых изменения. Первое, мы резко уменьшаем государственный контроль. Инспектор будет приходить на хорошее, добросовестное предприятие один раз в год.

Второе, мы убираем весь этот бред с предупреждениями о проверках. Зачем нужны предупреждения для предприятия, которое выпускает потенциальное биологическое оружие?

Теперь ответственность за отравление ляжет на того, кто сделал этот продукт опасным. Это может быть и производитель, и логистик, и продавец.

И третий важный момент – это перераспределение ответственности. Например, если, не дай бог, ребенок отравится в детском саду, первым, кто уходит с работы, не будет главный санитарный врач, а вторым – официальный врач на предприятии. Теперь полная ответственность ляжет на того, кто сделал этот продукт опасным. Это может быть и производитель, и логистик, и продавец, это установит расследование.

Кроме того, вводится обязательный самоконтроль производителя, новые принципы гигиены и система HACCP (Hazard Analysis and Critical Control Points, применяемая во всем мире система контроля за безопасностью пищевых продуктов, – ред.).

Страниц: 1 2

Нет ответов пока

Добавить комментарий